«Живите с Богом, любите Боженьку…»

В конце лета 1963 года о. Леонтий впервые открывал железную дверь храма во имя Преображения Господня в Нижних Прысках. Думал ли он тогда, что отныне до глубокой старости будет он связан с этим храмом, этим селом, раскинувшимся возле церкви, со всей этой святой землей, покрытой немеркнущей славой оптинских Господних Светильников.

Первый приход

Ташкентский архиепископ Ермоген ждал Леонтия к себе, но молодой человек смиренно предстал пред владыкой с просьбой отпустить его в Саратов, где у него была семья. Ермоген огорчился, но протестовать не стал. О. Леонтий вернулся в Саратов и получил приход в городе Энгельсе. Этот город находится на противоположном берегу Волги, и от Саратова до него теперь ездят по большому мосту на троллейбусе. Расстояние — 5км. До войны город Энгельс был столицей автономной республики немцев Поволжья. Немецкие колонисты жили здесь около двухсот лет и составляли значительную часть населения края. Почти сразу после объявления войны с Германией в 1941 году в 24 часа приказом правительства все немцы были выселены в Сибирь, Урал и Казахстан, где их ждал каторжный труд и условия жизни хуже, чем в лагерях. Больше половины их погибло, республика перестала существовать. В городе жило теперь уже другое население, многие здания были разрушены. Ко времени принятия батюшкой прихода православной церкви в городе не было. Службу стали отправлять в обычном доме, устроив на крыше крест. Поставили иконостас с царскими дверями, и начал батюшка свой нелегкий труд.

Телеграфируй согласие

В июле о. Леонтий получил от него лаконичную телеграмму: «В селе Нижние Прыски, возле Оптиной пустыни, пустует приход. Телеграфируй согласие.» С радостью о. Леонтий ответил согласием. Владыка Ермоген помог с переводом, и через месяц, в августе 1963 года о. Леонтий открывал железную дверь храма во имя Преображения Господня в Нижних Прысках. Думал ли он тогда, что отныне до глубокой старости будет он связан с этим храмом, этим селом, раскинувшимся возле церкви, со всей этой святой землей, покрытой немеркнущей славой оптинских Господних Светильников.
В бывшей церковно-приходской школе рядом с храмом помещался сельсовет.
Хмуро встретил приехавшего священника председатель. «Зачем приехал? Мы собираемся закрывать храм. Уезжай давай!» Напомним, что это были 60-е годы, когда повсеместно закрывались церкви. Но отец Леонтий был уже знаком с такими приемами и стал с помощью Божией и несколькими местными жителями налаживать церковную жизнь. Прежде всего надо было привести в порядок храм. Собрал батюшка прихожан, поговорил с ними. С горячим участием отнеслась к нему бывшая шамординская монахиня Евдокия. Хористки вымыли окна и стены, старенький А.Г.Архипов чинил оборудование.
Поселилась семья священника в холодной деревянной сторожке. Без света, без воды, с дымившей печкой. Доходов от храма не поступало, а платить налог было необходимо. К тому времени архиепископ Ермоген был уже выслан из Калуги. Знакомых не было, денег тоже. С какой надеждой молились батюшка с матушкой, припадая к святым иконам во время службы и дома. И вера их снова спасла. Удалось продать дом в Саратове и купить в Прысках.
Теперь они поселились возле церкви в крепком доме, выстроенном на месте сгоревшей церковно-приходской школы.